Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Саудовская Аравия: “безликий” эксперимент

Рана Джарбо (Rana Jarbou) (@rjarbou) – блогер из Саудовской Аравии, которая решила провести эксперимент. В течение недели она носила никаб, накидку, закрывающую лицо, чтобы узнать, как она будет себя чувствовать и будут ли к ней относиться по-другому.

Рана, которая сейчас работает над книгой о граффити в 12 арабских странах, жила в Саудовской Аравии до подросткового возраста, потом жила в США, Бахрейне и Ливане. Сейчас она проводит время в двух городах – Эр-Рияде и Бейруте.

20 июля Рана начала свой эксперимент [анг]:

В течение всей недели, начиная с сегодняшнего дня, я собираюсь провести небольшой эксперимент. [...] Я буду носить никаб всюду, куда бы я ни пошла в Эр-Рияде.

Рана в никабе. Фото использовано с разрешения владельца.

Первым шагом стала покупка никаба:

Когда я пошла покупать новую абайю, платок и никаб, мне пришлось немного соврать продавцу. Я сказала, что делаю покупку для сестры, потому что было бы странно, чтобы я зашла в своей обычной одежде, а вышла в совершенно другой (будь она на мне или в сумке). […] Я пошла в ближайший женский туалет в этом торговом центре, чтобы переодеться. Я вышла и направилась к воротам, где меня должен был забрать [шофер] Эрик. Вижу я прекрасно. Этот никаб не мешает смотреть. Но кое-что я заметила сразу. Никто на меня не глазел, лишь некоторые изредка бросали взгляд в мою сторону. Я почувствовала себя очень, очень свободно. Я подходила к эскалатору, к которому тоже направлялся мужчина. Он остановился, чтобы я прошла вперед, и даже подождал несколько секунд, чтобы я прошла дальше. Пока я шла, серьезно, никто не глазел! Да, я привыкла, что на меня глазеют без никаба. […] Забыла сказать, что по пути я останавливалась у нескольких магазинов и старалась заговорить с продавцами. Они избегали смотреть мне в глаза. Это было не очень классно.

Рана пишет в Twitter:

@rjarbou: Носить никаб в Эр-Рияде все равно что носить топ и мини в Нью-Йорке. НИКТО не смотрит. #безликий

Она сравнила это со своим опытом в Ливане:

@rjarbou: Я просто устала от ливанцев, которые притворяются, будто они “широких взглядов” и прочее. #Неудача… Я все еще настоящий объект сексуального влечения везде в Ливане. Везде.

На третий день эксперимента она написала [анг]:

Этот “эксперимент” иногда меня смущает. Хотя причина ношения никаба – присутствие мужчин, я заметила женщин в никабе во многих отделениях для женщин в общественных местах, не говоря уж о зданиях только для женщин. Чтобы надеть его, потребуется всего несколько секунд, так что я не думаю, что причина его постоянно ношения в том, что его потом трудно надеть снова. Это озадачило меня, но сейчас меня больше озадачивает то, что я должна делать для эксперимента. Мне нужно быть Раной, которая считает нелогичным носить никаб в помещениях и зданиях только для женщин, или я должна следовать “норме” ношения никаба? Что является нормой?

Тем не менее, к пятому дню Рана обнаружила [анг], что ношение никаба не спасает женщину от взглядов и шепота мужчин.

Global Voices расспросили Рану об ее “безликом” эксперименте.

Global Voices (GV): Что ты обычно носишь в Эр-Рияде?

Рана Джарбо (РД): Обычно я ношу абайю и плотно повязанный платок, или хожу без платка… Зависит от того, куда я иду. Ношение платка в основном обязательно, если не по религиозным причинам, то из-за культуры, традиций или страха – на все эти вещи я могу не обращать внимания. Но я не заметила разницы между тем, чтобы носить платок и не носить его вовсе.

GV: Что побудило тебя провести такой эксперимент? Ты упомянула “случаи в общественных местах с теми, кто тоже носит никаб”, можешь рассказать нам больше об этом?

РД: Я размышляла о том, когда и где платок и накидка носятся лишь непродолжительное время. Но я решила провести этот эксперимент, чтобы полностью осознать и прочувствовать жизнь за никабом. Я была во многих ситуациях, когда женщина в никабе влазила в очередь передо мной или перебивала меня во время разговора с продавцом, какссиром и еще кем-нибудь. Я также замечала, как некоторые женщины в никабе обращались на людях со своими помощниками по хозяйству. Казалось, что никаб для них был разрешением вести себя так, как им хочется.

На прошлой неделе произошел такой случай. Мужчина припарковал трехколесную машину на тротуаре там, где люди садились и выходили из машин. Я ему что-то сказала, и от ответил: “Это не твое дело, ЗАТКНИСЬ!” Служба охраны ничего не сделала. Я пошла в магазин, а когда вскоре вернулась, машина стояла там же. На пассажирском сидении была женщина в никабе, а сзади сидели ее дети. Я решила, что, может, с женщиной я смогу договориться, что мне раньше не удалось сделать, потому что ее муж просто отказался слушать.

Я сказала ей: “Если бы мы все делали то, что делаете сейчас вы, тут было бы не протолкнуться от машин и все были бы злые…” и прежде чем я смогла закончить предложение, она перебила меня и сказала по-английски: “Это не твое дело!”. Я ответила: “Я говорю по-арабски, и это точно мое дело – это моя страна, и я хочу, чтобы мы уважали друг друга в общественных местах”. Она сказала: “Ты говоришь, что это твоя страна, и так выглядишь? Нет, это не твоя страна…” Она продолжала нападать на меня. Наш разговор больше не касался машины, припаркованной в пешеходной зоне, он превратился в ее оскорбления в мой адрес за то, что я не ношу никаб.

В целом, я расстроена тем, что какой-то кусок ткани и то, как я его ношу, могут лишить меня доброго отношения или гражданских прав.

GV: Некоторые возразят, что настоящая проблема заключается в зацикленности каждого общества на том, как одеваются женщины (будь то “благопристойная” или “свободная” одежда). Использование женских тел и внешности стало площадкой для борьбы идеологий. Разве ты, проводя этот эксперимент, тоже не была зациклена на этом вопросе?

РД: Мы должны принять это. Это не касается правой политики Франции. Это не касается идеологии или религии. Это затрагивает культуру с растущей и углубляющейся сексуальной неудовлетворенностью. Мое лицо и волосы стали ее жертвой.

Кроме того, похоже, что эта неудовлетворенность заразна, и другие женщины в никабе делают поверхностное суждение, что я недостаточно люблю свою страну.

Я застала 80-е, и мне рассказывали о 70-х. С годами строится все больше и больше торговых центров и технологии идут вперед, а касательно этой проблемы мы находимся в застое.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.